Русский физиолог Аршавский И.А. (избранное)

%d0%b7%d0%b0%d0%ba%d0%b0%d0%bb%d1%8f%d0%b5%d0%bc%d1%81%d1%8f1«Для  физиологически  незрелых  младенцев  лекарственные  вещества лишь усугубляют состояние их незрелости. А для физиологически зрелых — приводят к незрелости.» (Русский физиолог Аршавский И.А.)

Уже более семи лет мы закаляемся, укрепляем свой иммунитет с помощью обливаний холодной водой и купания зимой в ледяной воде. Все трое наших сыновей закаляются с первого дня жизни. Предлагаем ознакомиться с некоторыми выдержками из работ русского физиолога Аршавского И.А.

Аршавский Илья Аркадьевич (1903-1996), русский физиолог. Выдвинул негэнтропийную (термодинамическую) теорию индивидуального развития организмов. Развивая представления своего учителя А. А. Ухтомского о неравновесности живых систем, Аршавский обнаружил, что двигательная активность организма приводит к избыточности анаболических процессов, обеспечивая его рост и развитие. Внес вклад в педиатрию (раннее вскармливание грудью матери, критерии оценки физиологической зрелости новорожденных, оригинальная система закаливания и др.). Доктор медицинских наук, профессор И. А.  Аршавский долгое время был заведующий лабораторией возрастной физиологии и патологии Научно-исследовательского института общей патологии и патофизиологии Академии медицинских наук СССР.

Физиологически  обоснованной следует считать такую одежду новорожденного ребенка, ко­торая не стесняет и не нарушает его естественной позы и не пре­пятствует осуществлению необходимых двигательных актов. (Аршавский)

Да, физиологическая незрелость — это, разумеется, отклонение состояния новорожденного от нормального состояния. Однако мы не считаем такую незрелость БОЛЕЗНЬЮ, так как она может быть полностьюликвидирована  (компенсирована).  Для  этого  необходимо  прежде  всеговосстановить нормальный мышечный тонус и нормальную двигательнуюактивность. В первые дни после рождения это возможно лишь через холодовые  воздействия  —  единственную  специфическую  форму,  рефлекторно стимулирующую скелетную мускулатуру у физиологически незрелых и зрелых новорожденных. Холодовое воздействие, притом со значительным  перепадом,  является,  как  принято  считать,  СТРЕССОВЫМ РАЗДРАЖИТЕЛЕМ.

А. В. Суворову принадлежит высказывание: „Утомлять тело свое, чтобы укрепить оное больше”. В этом и заключается принцип избыточной окупаемости,  сущность  энергетического  правила  скелетных  мышц. „Утомление”, однако, не должно быть чрезмерным; объем нагрузок должен определяться в зависимости от возраста и физиологического состояния организма.

Существенное значение раннее кормление имеет не только для новорожденного, но и для матери. При раннем прикладывании, благодаря рефлекторной стимуляции функции передней доли гипофиза, образуется гормон пролактин, а стимуляция задней доли гипофиза приводит к созданию гормона окситоцина. Они обусловливают дальнейшее развитие функции клеток молочной железы (лактогенез) и полноценную отдачу молока. Позднее же начало кормления грудью матери приводит к возникновению у нее гипогалактии. (Добавим, что окситоцин способствует бескровному отделению плаценты и, что еще более важно, исключает послеродовые кровотечения.) — (Аршавский)

И, наконец, последнее. Дан­ные, полученные нами еще в 40-х и начале 50-х годов при обследовании детей в возрасте до года, позволили установить:

заболеваемость рано приклады­ваемых к груди матери новорож­денных в 3—4 раза ниже забо­леваемости поздно приклады­ваемых.

Частота дыханий (ЧД) у физиологически зрелых новорожден­ных колеблется в пределах 35—42 в минуту (в зависимости от длительности периодически осуществляющихся  дыхательных пауз). Частота сокра­щений сердца (ЧСС) у них колеблется в пределах 135—140 в минуту. (Аршавский)

В отличие от физиологически зрелых, незрелые дети не заяв­ляют криком о том, что их желу­док пуст. Это можно определить по изменению мимики, выра­жающей как бы неудовольствие. И мать должна начать подго­товку младенца к очередному кормлению. Она, эта подготовка, должна выразиться в том, что после распеленания ребенка надо поднести к крану холод­ной воды — мы подчеркиваем:

обязательно холодной! — и не только подмыть, но и обливать ею до тех пор, пока малыш отве­чает повышением мышечного то­нуса или, попросту говоря, силы и интенсивности сокращения мышц. (Это может оценить пальцами каждая мать, держащая в руках под краном своего младенца, а тем более инструк­тированная сестра.)

Процедуру следует повторять на протяжении дня не менее трех-четырех раз. Мать должна знать, что согреть своего ребенка она может только таким образом, в этом ее можно убедить, измерив температуру тела до и после обливания холодной водой. (Аршавский)

Чем теплее одеяло, тем лучше тепло­изоляция, а значит, меньше выраженность мышечного тонуса, что неизбежно приведет к определенной задержке развития. (Аршавский)

При первых полных погруже­ниях в воду длительность реф­лекторной остановки дыхания составляет 5—6 секунд, к шести­месячному возрасту системати­ческие процедуры доведут ее до 25—30, а к годовалому — до 40 секунд. Мы на это обращаем особое внимание, так как в по­пулярной литературе можно встретить утверждение, что дети уже с первых дней жизни могут якобы находиться под водой чуть ли не до 15 минут. Это абсолютно не соответствует дей­ствительности. Пребывание под водой дольше указанного нами срока может иметь для детей необратимые последствия. (Аршавский)

Обраща­ем внимание: при первом погру­жении температура воды должна быть не ниже 28—26° С, но и ни в коем случае не выше.

Убедившись в том, что на воду 26-градусной температуры ребе­нок не реагирует отрицательно, можно постепенно понижать ее до 24, 22 и даже 18° С

При использовании указанных мер закаливания уже к концу первого месяца жизни имеет место значительно выраженная компенсация физиологической незрелости, возникшей в связи с поздним началом кормления грудью. У такого ребенка к концу периода новорожденности хорошо выражены описанные вы­ше рефлексы. Ребенок хорошо опирается ножками об опору. Лежа на животе, хорошо подни­мает головку и подолгу удерживает ее.

Подавляющее число детей начинает гулить. За возникнове­нием же гуления кроется глубочайший смысл, характеризующий норму развития ребенка. Младенец начинает как бы создавать свой собственный «язык», создавать задолго до возникновения членораздельной речи. «Язык» этот предусматривает установление коммуникационных отношений прежде всего с матерью. Он характеризуется разнообразием звучания и особенностями оттенков. Чуткая мать может оценить, что тревожит ее младенца или какую потребность его надо удовлетворить. Одним словом, гуление — свидетельство развития младенца.

СТЕРИЛЬНОСТЬ. В родильном доме она еще может быть оправдана, но в семье стерилизация сосок, бутылок, ложек, игрушек, кипячение и глажение пеленок и т. д. вызывает задержку в развитии иммунной системы вплоть до беззащитности даже перед непатогенными микробами. Надо поддерживать чистоту, но избегать стерильности. Помогать естественному укреплению неспецифического иммунитета в период «наивысших адаптивных возможностей ребенка» (И. А. Аршавский).

«Сильнейший стрессовый фактор — половая жизнь. Природа создала надежный механизм, защищающий плод: после зачатия влечение тормозится. У людей он, к сожалению, расшатан. Поэто­му приходится полагаться на сознание. Я считаю, что половая жизнь во время беременности недопустима.» (И.А. Аршавский)

Перед нами многие родители неоднократно ставили вопрос:

можно ли пользоваться такой формой закаливания, как «мор-жевание», т. е. погружением ребенка в прорубь? Сегодня вопрос этот вполне естествен. Мы отвечали: да, погрузить ребенка,даже первых недель жизни, в такую воду и тотчас же извлечь можно; никакими отрицательными последствиями на последующем развитии ребенка это не скажется. Но подчеркивали: тотчас же его извлечь. Пребывание в такой воде, даже в течение немногих секунд, без контролирования     (руками) уровня мышечного тонуса может иметь и отрицательные последствия. Организм ребенка при этом в своей реакции может перейти границы физиологического стресса. Частое и систематическое повторение подобных процедур исчерпает адаптивные возможности и может в дальнейшем сказаться задержкой развития и снижением иммунобиологической устойчивости. Итак, мгновенное погружение допустимо. Однако для закаливания оно не обязательно, а значит, по-видимому, и нежелательно.

Выше было указано, что вода 28—26-градусной температуры с постепенным ее снижением до 20—18° С, в которой ребенок может находиться некоторое время,— в границах его адап­тивных возможностей. Дальней­ший путь не в снижении тем­пературы, а в увеличении време­ни пребывания ребенка в воде. Вообще наши многолетние наб­людения позволили убедиться, что температура воды в грани­цах между 26—28° С и 20— 18° С — наиболее оптимальный фактор, обеспечивающий   не только компенсацию состояний физиологической незрелости ре­бенка, но и значительно повы­шающий физические и интеллек­туальные возможности и в осо­бенности его иммунобиологическую устойчивость.

При погружении в холодную воду надо оценивать степень повышения мышечного тонуса. И как только он начинает снижаться (и одновременно падает частота двигательной активности), ребенок должен быть вынут из воды.

В области лба новорожденного температура кожи составляет обычно 34,5°; в плечевой области — 33,8°, груди — 35°, живота — 35,2°, бедер и верхней части голени — 34°, стопы — 30,3°. Это намного выше темпе ратуры соответствующих участков кожи взрослых. Довольно значитель ная разница температур кожи груди — стопы (около 5°) показывает хо рошую терморегуляцию новорожденного, а также высокий уровень теплоотдачи и, соответственно, высокий уровень теплопродукции.

Следует  отметить,  что  физиологически  зрелый  новорожденный  не  должен оставаться оголенным на столе более 20—30 минут — время, в течение которого он может сохранять постоянную температуру тела. После этого срока мышечный тонус новорожденного снижается, и температура его тела падает.

У физиологически зрелого новорожденного молоко всасывается (т. е. удаляется из желудка) в среднем через 2,5–3 часа, у каждого ребенка в РАЗНОЕ ВРЕМЯ. Опустевший желудок вызывает очередное возбуждение пищевого центра — это чаще всего проявляется криком, ребенок как бы требует очередного кормления, и мать охотно (с удовольствием!) кормит  своего ребенка. Физиологические процессы в организме ребенка в первые дни после рождения протекают БЕЗ ночного перерыва, поэтому ребенка следует кормить столько раз в сутки, сколько он „просит”

Еще недавно новорожденным, не способным высасывать молоко матери, „в целях профилактики заболеваний” вводили антибиотики, а это исключает в дальнейшем возможность выработки собственного иммунитета к различным инфекциям. Наконец дети, получающие в качестве антибиотика стрептомицин, очень часто глохнут.

Исходя из принципа щадящего режима, во многих роддомах стремятся прежде всего обеспечить компенсирующие тепловые условия: младенцев обкладывают в постели грелками (40–50°); температура в пододеяльном пространстве доходит при этом до 40° и тем самым полностью исключается теплоотдача. Происходит расслабление скелетной мускулатуры, дыхание учащается и становится непериодичным, ЧСС и потребление кислорода резко снижаются. При этом, несмотря даже на более выраженное периодическое дыхание, двигательная активность не осуществляется или осуществляется лишь в очень слабой степени. В этих условиях активность скелетных мышц утрачивается, рост и развитие ребенка практически прекращаются, даже если младенца кормят через зонд. Остановка роста и развития происходит не от дефицита питания, а от прекращения двигательных функций скелетных мышц.

Ныне  недоношенных  младенцев  чаще  содержат  в  кувезах  при  температуре 36–37° и влажности 90–95 %. При этом теплоотдача, потоотделение  и испарение также исключаются и, следовательно, опятьтаки исключаются  возможности  проявления  двигательной  активности  скелетных мышц.

Особенно вредным представляется такое, казалось бы, безобидное лекарство, как глюкоза, не являющаяся лекарством в обычном смысле этого слова. Тем не менее внутривенное введение глюкозы в высоких концентрациях используется в целях (якобы) повышения энергетических процессов у недоношенных детей и у доношенных при заболеваниях. Однако высокие концентрации глюкозы, попадая в клетку организма, способствуют расщеплению ее с образованием молочной кислоты. В результате образуется выраженный ацидоз, угнетающий регуляцию энергетических процессов в тканях и обусловливающий повреждение митохондрий.Кроме того, внутривенное введение глюкозы в высоких концентрациях подавляет функцию бетаклеток поджелудочной железы, образующих инсулин; создаются предпосылки для возникновения диабета или предрасположения к нему уже с первых дней жизни ребенка.

Мы предлагаем родившегося в состоянии мышечной гипотонии, неспо собного в связи с этим реализовать полноценное дыхание, независимо от начального веса при рождении сразу же окунуть с головой в воду, темпе ратура которой 6–8°, и тут же вынуть. При нерезко выраженной физио логической незрелости и мышечной гипотонии достаточно двухтрех окунаний, чтобы повысить мышечный тонус и тем самым добиться полноценного внеутробного дыхания.

Истории  известны  многие  выдающиеся  личности,  родившиеся  физиологически незрелыми, назовем, например, Врубеля, Гете, Канта, Ньютона, Суворова…

 

Поделиться статьей в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *